В наше время мужики настоящих женщин не ценят. Ну, то есть в прямом смысле слова – настоящих, а не сляпанных на фабрике из всякой синтетической дряни.

Меня таким не проймешь. Для меня нет ничего лучше, чем волосы на лобке, пот на коже, и даже запах изо рта по утрам. Это жизнь, парни, и ее надо чувствовать всеми порами, а не лапать руками гладких кукол с идеальными чертами лица и совершенными пропорциями тела, которые не потеют и не имеют растительности в нужных местах.

Но как я уже сказал, таких как я сейчас немного. Чтобы жить в своем кругу, мы предпочитаем строить свои поселки в отдалении от городов, обносить их высокими стенами и следить, чтобы ни одна муха туда не залетела и ни один таракан не заполз.

Но, суки, залетают и проползают!

Так что на этот случай у нас разработаны контрмеры. Вот, недавно был случай. Ночь на дворе, я уткнулся носом в роскошные кусты в промежности моей Вики, вдыхаю ароматы жизни полной грудью. Куда там вашему кака.in.у! Языком чувствую, что ей все лучше и лучше. Так что, когда она вскрикнула, я воспринял это как должное. Но нет – вскрикнула она не по тому поводу, по какому должна была.

— Муха! – кричит.

Пипец. Все романтическое настроение сразу упало.

— Тихо! – говорю. – Не спугни.

А сам делаю вид, что продолжаю языком работать. Минут пять лежал, пока Вика шепотом мне ориентировку давала. Муха сидела на стене у двери в коридор. Когда я сориентировался, то сделал вид, что все у нас хорошо закончилось, встал с постели и типа пошел в ванную. А когда выходил из комнаты, неожиданно муху эту ладошкой и прихлопнул – улететь она не успела.

Кожу мне обожгло электрическим разрядом, и все закончилось. Я нагнулся и подобрал тварь с пола. Так и есть: fly.фон последней модели. Значит, за.dot.ы засели где-то поблизости. Пора принимать меры.

В принципе, в нашествии за.dot.ов нет ничего страшного. Даже, можно сказать, развлечение. Но что меня бесило, так это вечная мания тварей подглядывать за самыми интимными моментами нашей, человеческой, жизни. А ведь они и сами могли бы тоже жить как люди! Никто же не мешает!

Но раз уж они предпочли в собственном дерьме купаться, то и к нам лезть не дадим.

Ладно, потехе час. Звоню соседу Серёге. Он пацан нормальный, понятливый, ему долго объяснять не надо.

— Дело есть, — говорю.

— Риали?

— А то!

— Все понял, собираю братву.

— Ок. Через десять минут на парковке.

— Давай через полчаса, у нас тут с Мариной в самом разгаре.

— Думаешь, у нас с Викой нет? Потом кончите. А у меня руки чешутся.

— Ладно, выдвигаемся.

Серёгу я понимаю, Марина у него горячая. Но я вот не могу заниматься любовью с Викой, зная, что за всем процессом через свои fly.фоны наблюдает over дохера за.dot.ов.

Наверное, пора прояснить картинку нашего бытия. И пока я натягиваю свой охотничий комбинезон и полирую биту, я вам расскажу, что у нас тут, в будущем, и как.

Мне приходилось читать старые фантастические романы конца 20 – начала 21 века. Что меня всегда там удивляло, так это упорство, с которым пейсатели возносили специалистов по компьютерным технологиям на вершину пищевой цепи общества будущего. С чего бы, ребята? У нас их сейчас называют за.dot.ами, и вы сами понимаете, из чего это слово выросло.

Ну, реально – с самого начала информационной эры компьютерщики (по–вашему – задроты) двигались в обратную сторону развития. То бишь, деградировали.

Приклеенная к Сети задница уже к 30 годам заплывала жиром, теряла способности к коммуникации, к размножению и к мыслительным процессам. Все существование архаичного задрота (также, как и нашего за.dot.а сейчас), сводилось исключительно к получению уже кем-то пережеванной информации из Сети, мелкой моторике пальцев при нажимании клавиш во время компьютерных игр и остаточным инстинктам типа еды и онанизма. С чего вдруг фантасты прогнозировали доминирование в будущем этой касты неприкасаемых, нам сейчас непонятно.

Видимо, дело в том, что отдельные представители задротов в далеком прошлом сумели неплохо устроиться чисто в материальном плане, поскольку каким-то хитрым образом убедили (на волне моды) немалую здоровую часть человечества, что те нуждаются в их услугах. Вся эта бесконечная гонка за новым программным обеспечением (а чем плохо старое?), за новыми электронными побрякушками (хотя большинству людей достаточно функции «позвонить») создала рынок, приносящий задротам прибыль. Но не могло же это безумие длиться вечно.

Слава богу, мода сошла на нет, когда человечество придумало себе новое развлечение. А именно – биороботов. Ученые научились выращивать синтетические аналоги людей, понастроили фабрик, и – про электронику все забыли. Ну, кому нужен какой-то там смартфон, пусть и самый навороченный, если те же деньги можно потратить на новую девку с сиськами четвертого размера? И кто будет весь день пялиться в монитор на порнуху, если вместо этого можно всю ночь полноценно пялить точную копию кинозвезды?

Короче, рынку электроники пришла жопа. Вместе с ним она же пришла dot рынку, всем этим социальным сетям и в принципе Интернету. Осталось только самое необходимое – электронная почта, коммуникации, библиотеки, кинотеатры. И всё. Вспоминается реклама переходного периода постинформационной (за.dot.ской) эры: «Зачем искать одноклассниц в «Одноклассниках»? Закажи точную копию Маши Ивановой в нашем магазине и трахни её!»

После этого жопа пришла и самим задротам. Обозначая новый этап их незавидного бытия, наступивший после краха dot-сферы, их и стали называть за.dot.ами.

На вопрос «Есть ли жизнь после dot.а», большинство электронщиков положительно ответить не смогли. Все-таки, это была зависимость не слабее наркотической, да еще и подкрепленная воспоминаниями о былом финансовом процветании. Выбраться из внезапного случившегося дерьма они не смогли. Как и все маргиналы, они стали сбиваться в кучки и создавать какие-то закрытые сообщества. Их дети перенимали этот образ мысли и жизни, и из подполья никто не выходил. Параллельно, конечно, они развивали свои электронные технологии, но теперь большей части населения это было не интересно. Спроса на рынке они не находили, поэтому все сильнее теряли хоть какое-то практическое применение и все больше сводились к обслуживанию их собственных за.dot.ских потребностей, которые остались неизменными за века: жевать уже кем-то пережеванное, дрыгать пальчиками и дрочить.

Разница была только в том, что жрать в больших количествах они уже не могли, так как с деньгами у них теперь было негусто. Так что современный за.dot отличается от архаичного задрота чисто внешне – он стал худым, в отличие от грушевидных предков. Конечно, он еще грязный и плохо одетый, но такими компьютерщики были и в прошлом.

В принципе, на за.dot.ов всем было плевать. Ну, жили они в своих резервациях, маялись херней – их дело. У нас проблем хватало и без них: как я уже говорил, человечество поделилось на любителей синтетических женщин (и мужчин, кстати) и на сторонников старой школы секса. И пока мы разбирались друг с другом, за.dot.ы тихой сапой подкинули нам проблем.

Короче, в какой-то момент выяснилось, что они за всеми нами подсматривают. Особенно, за натуралами – остатки человечности тянули за.dot.ов хоть краем глаза увидеть, как же наслаждаются жизнью нормальные люди.

Скрестив свои электронные штучки с новыми технологиями по выращиванию организмов, за.dot.ы настругали всяких шпионских прибамбасов, распознать которые мы смогли только спустя много времени.

Они могли быть внешне один в один похожи на муху – fly.фон, или на таракана – roach.фон, или на мошку – gnat.фон. Общее название spy.фон передает главное назначение этой аппаратуры — пробраться в наш дом и с помощью мини-камер передать происходящее в ту нору, в которой обосновался за.dot.

Надо сказать, что за.dot.ы действительно стали жить в каких-то норах, трущобах, подвалах и чердаках. Во-первых, денег на нормальное жилье у них не было, а во-вторых,  когда мы начали облавы на них, им пришлось прятаться.

Вопреки ожиданиям, вычистить под корень извращенцев нам не удалось. Не зря говорят, что если в доме завелись тараканы, то от них уже не избавишься. Так и наша борьба с гнусом и превратилась в вялотекущий процесс. Однако, со временем мы поняли, что при правильной организации охота может доставлять нам такое же удовольствие, как выслеживание диких зверей.

Ну вот, вроде бы я и объяснил вам, что к чему. А пока объяснял, дошел до автостоянки в центре нашего поселка натуралов. Тут уже собралась вся братва. Серёга обзвонит соседей, и пацаны не смогли пропустить развлечение.

Поздоровались, размялись, покрутив битами над головами – и погрузились в семь пикапов. Я нажал кнопку на столбе в центре автостоянки и запрыгнул в кузов Серёгиного драндулета. После этого машины разъехались по улицам поселка.

В принципе, охота на за.dot.ов проста до примитивности. Тут надо понимать, что эти существа имеют к людям отношение весьма отдаленное. Как я уже говорил, там все на инстинктах, без подключения мозга. И один из этих инстинктов – постоянное висение в Сети. Поэтому, нет ничего проще, чем выманить за.dot.а из его норы – надо просто отключить ему интернет. А поскольку он у нас беспроводной, сделать это просто  — нажимаем кнопку на столбе и отключаем wi-fi во всем поселке. Дело сделано.

За.dot.ы, как все примитивные существа, сбиваются в стаи. Когда-то ваши задроты этими стаями ходили пить пиво, жрать чипсы и пускать слюни на прыщавых телок. Наши гнусы своими стаями пробираются в поселки натуралов, принося с собой тьму шпионских штучек. И пока spy.фоны пробираются в наши дома, за.dot.ы прячутся в подвалах, в сараях, в кустах, на чердаках, глядя на то, как мы живем полноценной человеческой жизнью. Информация с того же fly.фона передается за.dot.у прямо в мозг через вживленные в череп микрочипы.

— Первый пошел! – заорал вдруг Серёга из кабины, и шесть человек в кузове пикапа покрепче ухватились за свои биты.

За.dot вынырнул откуда-то из тени и понесся в сторону автостоянки. Такой уж у них инстинкт: несмотря на то, что остатками своего мозга они понимают, что это ловушка, все равно всегда бегут к тому столбу – чтобы нажать кнопку и включить wi-fi. Как мошки на огонь.

Серёга охотник опытный, от него еще ни один гнус не уходил. Так что, он быстро поравнялся с бегуном, да так аккуратно, что одному из пацанов не составило труда заехать за.dot.у битой по затылку – как раз туда, где у них вживлены микрочипы для связи со spy.фонами.

Серёга притормозил, мы закинули отключенного (смешно, ага) за.dot.а в кузов и двинули дальше.

Развлечение длилось полчасика. За это время все успели по паре раз приложится к черепушкам гнусов, вдоволь поржать и поулюлюкать. До столба не добрался никто из бегунов. А ведь их предки, ваши задроты, считали себя мастерами контр-страйка! Но одно дело бегать по Сети, а другое дело – по асфальту.

Осталось самое главное – найти базу тварей, где они хранят свои штучки. Потому что разбитые нами микрочипы в башках они могут заменить очень быстро, а вот если мы разнесем их запасы spy.фонов, то понадобиться очень много времени, чтобы вырастить новые.

Допрос вёл Серёга – он мастер. Взял одного из за.dot.ов, сбрызнул водой из бутылки и подождал, пока тот очухается. Подвел его к столбу и указал на кнопку. Гнус сразу ожил, зашевелил пальцами, как таракан усами, и стал, сука, поскуливать.

— Хочешь интернета? – процедил Серёга. За.dot заскулил совсем уж жалобно и закивал головой.

— Тогда показывай, где ваш магазин игрушек, — сказал Серёга и сунул тому под нос навигатор. Тот без лишних разговоров ввел координаты и заскулил опять, заискивающе глядя в Серёгину ряху. Мол, «можно мне теперь в Сеть, дяденька?» Блять, они хуже чем кака.in.исты во время ломки. За дозу готовы на что угодно.

Серёга заржал:

— Ладно, давай,  — и подтолкнул за.dot.а к кнопке. Тот радостно бросился вперед, щелкнул по ней… И тут же завыл опять. А мы все дружно грянули хохотом.

— Что, облом, гнус? – сквозь смех сказал Серёга.  – Микрочип-то твой сдох!

С этими словами он снова выключил гнуса ударом биты по затылку, закинул в кузов к остальным, и мы отправились по указанным координатам.

В десяти минутах от поселка обнаружили вонючую  избу, под завязку набитую разным электронным хламом. Сначала поработали битами, с удовольствием перемолов в труху все это бесполезное дерьмо, а потом залили парой канистр бензина, чиркнули спичкой – и магазин побрякушек приказал долго жить.

За.dot.ов, которые к этому моменту уже начали приходить в себя, мы сгрузили поблизости и в прекрасном настроении отправились восвояси.

Когда я вернулся домой, Вика ждала меня в постели.

— Как поохотились? – спросила она.

— Отлично. Теперь нам долго никто не помешает.

— Это хорошо. Ты помнишь, на чем мы остановились?

— Помню! – ответил я, скинул одежду и нырнул лицом в ее ароматный куст.