Утро запуска

На пусковой площадке космодрома Байконур под всеми парами стояла ракета «Сатана-1». Начальник Центра Управления Полетами Ермек Галимов только что вышел в главный зал и чертыхнулся, увидев это безобразие на мониторе.

Вообще, сегодня был понедельник, да еще и 13 октября. Работать по понедельникам (и уж тем более по 13-м числам) Ермек не любил. Если старт ракеты случайно выпадал на такой день, он сказывался больным, и всем руководил его заместитель. Но сегодня отвертеться не удалось. Личного присутствия начальника ЦУП настойчиво попросили из Комитета национальной безопасности. Вот и пришлось срочно срываться на работу. Ермек не успел даже побриться, и сейчас он смотрел в монитор, почесывая субботнее-воскресную щетину.

Ну, так вот, в мониторе он увидел надпись на боку ракеты «Сатана-1» и чертыхнулся.

– Черт побери! Даже здесь наше знаменитое раздолбайство! – воскликнул он, обращаясь к притихшим в уголке технарям. – Вы куда смотрели, когда надпись делали? Там, наверное, «Астана-1» должно быть написано, а не  «Сатана-1»! Как вы думаете?

– Успокойтесь, Ереке! Всё правильно, ошибки нет. Готовьте старт, – раздался спокойный голос из-за спины начальника ЦУП. Он обернулся и увидел человека в штатском, который явно был из той самой конторы, которая настояла на сегодняшнем участии Ермека в запуске.

– Ну, раз все правильно, то правильно, – ответил начальник ЦУП и засуетился у пульта управления.

 

 …За десять месяцев до запуска

Компания «КазГаз» к этому дню готовилась полгода. Торжественное бурение первой скважины к свежеразведанному месторождению углеводородов должно было пройти с участием главы государства. Месторождение «Улкен» не зря получило свое название – оно было настолько огромным, что дух захватывало у всех нефтяников не только в Казахстане, но и в мире (включая Ближний Восток). Исследования показывали, что под землей располагалось не просто море, а океан нефти. И все это богатство вот-вот должно было забить фонтаном. Оставалось одно – пробурить первую скважину. День для этого выбрали соответствующий, 16 декабря, День Независимости Казахстана. Это было символично, ведь именно нефтяники обеспечивали реальную независимость страны, провозглашенную политиками.

Президент «КГ» Аскар Умагельдинов проводил последнее совещание перед запуском. Убедившись, что все участники торжества знакомы с планом и точно усвоили свои задачи, он в сопровождении помощников и людей из Службы Охраны Президента отправился к скважине. Именно СОП настояла на том, чтобы реальное бурении было сделано заранее – во избежание любых неожиданностей на протокольном мероприятии с участием Первого.

– Поехали, – распорядился Аскар.

Глубоко в недрах бур пробил остававшиеся до границы месторождения несколько десятков метров породы. Потом на свое место встала труба, и все замерли в ожидании фонтана «черного золота».

В трубе загрохотало. Но радостные улыбки на лицах свидетелей исторического момента сменились удивлением и разочарованием: наружу из трубы вдруг вывалился здоровенный ком черных перьев. Жалобно подвывая, ком немного повертелся и принял определенную форму.

– Что это? – спросил Аскар Умагельдинов.

– Похоже на черта, – осторожно ответил помощник. – Но судя по размерам – сам Сатана.

– А нефть где? – задал Аскар еще один вопрос.

– А нефти нет,   – еще аккуратнее констатировал помощник.

Переглянувшись, люди из СОП достали оружие и хмуро двинулись в сторону незваного гостя.

 

…За четыре месяца до запуска

– Ты знаешь, что это?  – спросил Сатану начальник специального отдела КНБ Альберт Фау и показал ему малюсенький чип.

Сатана сидел перед ним на табуретке со скованными за спиной руками и морщился от бьющего в лицо света лампы.

– Не вижу я ни черта! – прохрипел князь тьмы и зашелся в приступе туберкулезного кашля.

– А я тебе скажу: это чип, который способен принимать радиосигнал.

– И что, кхе-кхе? Чем уж вы меня тут за полгода не пугали – думаешь, я твоего радио испугаюсь?

– А ты не спеши. Дело в том, что твое упрямство толкает нас на крайние меры. Чип этот мы тебе вживим напрямую в мозг и настроим на волну проведников-евангелистов. Транслирует она 24 часа в сутки, с регулярными повторами.

– Только не евангелисты! Я же не выдержу! – завопил Сатана.

– Не выдержишь, – легко согласился Альберт. – А выдержишь, мы тебе другой чип вживим, вот этот, – он взял со стола еще одну штуковинку.  –  Он позволяет принимать еще и телесигнал. Так что продолжишь артачиться – придётся не только слушать, но и смотреть евангелистов 24 часа в сутки.

Сатана расплакался. Потом сквозь рыдания донеслись его слова, полные отчаяния.

– Ну, засуньте вы меня опять под землю, господин генерал! Я же не просил меня освобождать! Мне там до Страшного Суда сидеть положено. Еще тысячу лет! Зачем вы меня наружу вытащили, а теперь еще и мучаете?

– Во-первых, не называй меня генералом, зови просто – доктор Фау, – спокойно ответил начальник спецотдела. – Во-вторых, причину твоего пребывания здесь я много раз тебе объяснял, но  ты, похоже, не понимаешь. Хорошо, объясню еще раз: нефтяное месторождение «Улкен» находится в недрах Казахстана. Согласно Конституции РК, все, что находится в недрах страны, принадлежит государству. Не для того мы добывали свою независимость, чтобы недра раздавать кому попало – хоть сатане, хоть еще какому черту. Так что прятать тебя обратно под землю мы не будем. Ты там лишний, нам нефть оттуда добывать нужно.

– Но ведь нет там нефти! – завопил Сатана. – И не было никогда! Я там сидел, вот и все!

– А вот тут извини, – так же невозмутимо ответил Альберт Фау.  – Вот, у меня отчет геологов компании «Разведка Добыча «КазГаз». Тут полный расклад их прогнозов по месторождению «Улкен». И объемы запасов нефти в том числе. Хочешь сказать, им все это почудилось?

– Почудилось, конечно! Мои сатанинские темные излучениях приборы геологов за нефть приняли. На самом деле, там всегда была пустота – и ничего более.

– Ну, опять ты за старое…  – разочарованно протянул Фау. – Я уже полгода от тебя эту песню слушаю. Надоело мне. Вживляем чип.

– Хорошо, я на все согласен! Только не чип! – завопил Сатана, увидев, что Альберт встает и направляется к двери.

– На все? – едва заметно улыбнулся Альберт, катая чипы между пальцами, как казиношные чипсы. – Чтобы убедиться, что мы друг друга понимаем, я напомню тебе наши требования.

– Издеваешься еще! – всхлипнул князь тьмы.

– Итак, – продолжил  начальник спецотдела. – Главное, ты должен вернуть нефть на место. Как ты провернул, то сейчас в «Улкене» нет ни капли углеводородов, я не знаю. И знать не хочу. Хочу я только  одного – чтобы завтра там было столько нефти, сколько записали в свой прогноз геологи «КазГаза». В оптимистичный прогноз – подчеркиваю это особо.

– Будет вам нефть, – надломленным голосом выдохнул Сатана. – А со мной что планируете сделать?

– Ну, на Земле ты нам не нужен. Посадим в ракету и отправим в свободный полет в космос. Будешь летать до Страшного Суда. Темница не хуже подземной. Зачем нам в высшие сферы вмешиваться. Посадили тебя – значит, заслужил.  Не нам тебе срок костить.

– Идет, – согласился Сатана.  – Главное – никакого радио и телевидения на борту.

– Договорились, – ответил Альберт Фау и набрал номер президента «КГ».

 

… Опять – утро старта

«Сатана-1» был готов ко взлету, на мониторах появилось изображение из каюты корабля. В единственном кресле сидел хмурый Сатана с обиженной миной. Ермек Галимов слушал доклады различных служб, а сам думал о том, что дата сегодня необычайно скверная.  Понедельник – это раз. 13 число – это два. Да еще и 13 октября – это три. Именно в этот день когда-то давно инквизиция сожгла на костре великого магистра ордена Тамплиеров, обвинив его в связях с Сатаной. Магистр проклял этот день – и именно из-за этого 13 число стало считаться несчастливым.

Тем временем кнб-шник, сидящий в уголке (это был Альберт Фау) получил из «КазГаза» сообщение, что в «Улкене» заплескалась долгожданная нефть.

– Можно, – сказал он Ермеку Галимову, и тот запустил обратный отчет.

После ноля ракета «Сатана-1» поднялась в столбе пламени и устремилась высь. Лицо Сатаны на экранах исказили перегрузки.

Ермек уже подумывал передать дальнейшее управление своему заместителю, а самому вернуться домой. Как вдруг мониторы погасли. Несколько секунд спустя ЦУП наполнил грохот. Всем стало ясно, что «Сатана-1» взорвался в воздухе.

 

 …Через полчаса после взрыва

– Ну и черт с ним! – сказал Альберт Фау расстроенному необъяснимой катастрофой Ермеку Галимову.

– Да мне не сатану, мне ракету жалко! – ответил начальник ЦУП. Вдвоем с кнб-шником они сидели в его кабинете, пытаясь упокоить нервы свежим чаем. –А я ведь с утра – как чувствовал, что случится какая-то беда. Уж больно день сегодня несчастливый – понедельник, 13-е, еще и октябрь…

– Насчет пользы – вы не правы, – ответил начальник спецотдела КНБ. – Гибель князя тьмы – что может быть полезнее и для Казахстана, да и для всего мира? И по поводу 13 октября и понедельников советую вам бросить свои суеверия. Несчастные случайности тут ни при чём.

– Что вы хотите сказать? Что все было спланировано заранее? – опешил Галимов.

– Я вам этого не говорил, но… – Альберт Фау едва заметно улыбнулся. – Подумайте, что помешало бы Сатане, находясь в космосе, снова опустошить «Улкен»? Конечно, он дал нам честное слово, но что стоит слово отца лжи? Разумно ли было доверять князю тьмы и рисковать стратегическими запасами нефти?

– Ну, тогда действительно – черт с ним, – успокоился Ермек.  – А вы уверены, что он не вернется?

– До Страшного Суда – точно нет. А если и вернется, ему же будет хуже, – лицо Фау снова тронула фирменная улыбка. Пальцы начальника спецотдела ловко жонглировали двумя микрочипами.